Новости отраслей

Зачем Русских поехал в Ташкент. Эксперты о перспективах экспорта и импортозамещения

Ульяновские компании начали получать отказы от зарубежных стран в экспортных поставках “из-за того, что мы русские”. Также из-за санкций в разы выросла стоимость наземной логистики – перевозка товаров фурами через альтернативную Турцию удорожала процесс до пяти раз. Сейчас правительство региона и производители работают над переориентированием экспортных потоков и налаживанием параллельного импорта с дружественными странами, в числе которых Азербайджан и Узбекистан. Эксперты считают, что это скажется на качестве и повлечет дополнительные затраты.

Официальные данные за первый квартал 2022 года по внешнеторговому обороту появятся в начале мае. По информации правительства Ульяновской области суммарно внешнеторговый оборот за 2021 год превысил 1,3 млрд $ и на треть увеличился к уровню 2020 года. При этом экспорт увеличился на 91 млн $ (+18%) и составил 585 млн $, импорт увеличился на 183 млн $ (+33%) и стал равен 728 млн $.
До февральских событий торговыми партнерами для Ульяновской области являлись 109 стран. Крупнейшими торговыми партнёрами при экспорте являлись Алжир, США, Казахстан, Беларусь, Германия, Камбоджа, Азербайджан, Украина, Китай и Венгрия. В экспорте участвовали 430 компании, 412 из которых являются субъектами МСП. Доля несырьевого неэнергетического экспорта составляла 98,21%. По объему товарной массы в денежном выражении 37% того, что экспортировалось с территории региона за пределы России, составляла продукция субъектов малого и среднего предпринимательства.
Основными региональными экспортёрами в 2021 году стали АО «Ульяновский механический завод» (электроника), УАЗ, АО «Ульяновский патронный завод» (неклассифицированная группа товаров), ООО «1А» (авиакомпоненты), АО «ГНЦ НИИАР» (радиоактивные элементы), ООО ПФ «Инзенский деревообрабатывающий завод» (части мебели из древесины, фанера), ООО «Меридиан АНК» (автокомпоненты), АО «КТЦ «Металлоконструкция» (металлоконструкции из листового материала), АО «Агротранскапитал» (зерно) и ООО «БРИДЖСТОУН ТАЙЕР МАНУФЭКЧУРИНГ СНГ» (автокомпоненты).
Сейчас в экспортных поставках ульяновским предприятиям “из-за того, что мы русские”, отказывают компании из Прибалтики и Польши, рассказал руководитель регионального центра «Мой бизнес» Руслан Гайнетдинов. Серьезные проблемы из-за санкций возникли в наземной логистике: если раньше отправить фуру в Европу стоило от 1,5 до 4 тысяч евро, сейчас альтернативный вариант через Турцию обходится в 8 тысяч евро.

– Нельзя однозначно сказать, что за 2 месяца все полностью изменилось. Есть моменты, связанные с отказами в экспортных поставках, потому что мы русские. Но таких случаев очень мало – от наших экспортеров из Прибалтики и Польши получили отказ только две компании. Вся остальная гражданская продукция – стройматериалы, мебель, предметы интерьера, домашний текстиль, межкомнатные двери – это все остается в достаточно хорошем потреблении. Здесь больше проблемы логистические: в этом отношении нам необходима альтернатива, чтобы мы не встали. Евросоюз наложил санкции на белорусских и российских перевозчиков, импорт сократился, стоимость логистики выросла в разы: если в Европу ездили фуры за 1,5 – 4 тысячи евро, то сейчас наземная логистика через Турцию стоит под 8 тысяч евро. Это крайне тяжело сказывается на внешнеторговых связях и объемах, – комментирует Гайнетдинов.
В Корпорации развития предпринимательства Ульяновской области с уверенностью говорят о переориентировании экспортных потоков, в частности, в дружественные страны, в числе которых находится Азербайджан. Новых партнёров и дилеров делегация региона ищет на выставке “Иннопром” в Узбекистане. По итогам 2021 года торговый оборот региона с республикой составил более 5 млн долл. США и по сравнению с предшествующим периодом вырос на 30,4%. Регион экспортировал продукции на 4,1 млн долл. США, большую долю составляли средства наземного транспорта.
Основные переговоры с потенциальными партнерами назначены на сегодня, 27 апреля. В числе поставленных задач – наращивание объемов поставок, поиск новых дилеров и партнеров для параллельного импорта, заход в сетевую торговлю Узбекистана, в первую очередь – сегмент DIY и продукты питания, поиск производителей текстиля и фурнитуры для легкой промышленности Ульяновской области.
– В Узбекистан приехал ряд наших компаний, чтобы заменить часть объемов на гарантированную поставку. Другая наша задача здесь – найти новых дилеров для предприятий, партнеров по параллельному импорту, комплектующим, которые необходимы. Главное – экспорт, который нужно развивать безотносительно текущей ситуации. Рынок достаточно хороший, страна развивается, – добавил Гайнетдинов.

Доктор экономических наук, член Общественной палаты Анатолий Лапин
 считает, что поиск новых поставщиков на рынке скажется на качестве и дополнительных затратах. Перспективы импортозамещения эксперт оценивает пессимистично:
– Пару лет назад в журнале “Вопросы экономики” было опубликовано 6-7 стратегий экономического роста, в том числе по стратегии импортозамещения. Там было указано, что несмотря на многочисленные попытки никому в мире реализовать стратегию импортозамещения как таковую не удалось. Современная экономика, начиная с 80-х годов, стала переходить от конкуренции крупных национальных компаний к конкуренции транснациональных корпораций, которая объединяет усилия десятков стран. Создать конкурентную продукцию в одной стране – маловероятное событие. Даже США полностью отказались от собственного производства видеотехники, предоставив это Японии, Тайваню, Юго-Восточной Азии, так как оценили свои возможности недостаточными. Если это не получилось у других стран, то маловероятно, что это получится в РФ и даже у нашего региона. В новых условиях санкционного давления у нас образуется большой список узлов, комплектующих, товаров, которые нужно замещать. И понятно, что бОльшая часть замещена быть не может. Например, российские микропроцессоры “Эльбрус” производились в Тайване. У нас нет даже собственных гвоздей, консервных банок и подшипников. Горизонты инвестирования сокращаются, в этих условиях вкладываться в совершено новое производство – высокие риски.
Что-то на рынке можно найти, но это все время, падение качества, дополнительные затраты. Об этой проблеме говорится 20 лет подряд. В СССР были секторы фундаментальной науки, прикладной науки и производства. Второй сектор практически исчез. Кто будет доводить фундаментальные решения до технологий – непонятно. Тогда товаропроизводители не вкладывалась в собственные разработки, а сейчас уперлись в то, что соответствующего задела за это время не появилось, трансфера от науки до производства нет, закупки за рубежом отрезаны. Раньше могли бы добровольно выбирать, в каком секторе экономики повышать импортозамещение, а сейчас выбора нет: секторов много, ресурсов мало, резервный фонд закончился, остался фонд народного благосостояния, и то активных средств там от 6 до 9 трлн рублей. Это небольшие деньги. Понятно, что правительство будет расходовать их скромно.
Поэтому в целом возможности импортозамещения я бы оценил пессимистично. Не ясен процесс структурной трансформации экономики в новых условиях, пока не понятен список товаров, которые вылетают, не понятно, что в этом смысле мы можем сделать. Статистический сборник за январь-март появится в начале мая. Тогда будет понятно, с чего начали отсчет, к сентябрю будем понимать ситуацию более-менее хорошо.
Процитирую Набиуллину: во 2-3 кварталах нас ждет трансформация. Но я бы отвел на это 2-3 года. За это время поймем, что можем производить, что еще можем купить, а от чего нужно отказаться.

Источник - ulpressa.ru